12:52 

Милая Джинни!!! Солнышко!!! С днем рождения!!!

...Мне нравится, что можно быть смешной, распущенной, и не играть словами...
Джин!!! Очччччень мечтаю тебя порадовать своей задумкой, на которую вдохновила меня ты!!! Хочу подарить ее тебе! От всего сердца!!! Пусть никогда тебя не оставляют энтузиазм, рвение, стремление, восторг, неиссякаемый поток новых идей и замыслов!!! Творческих успехов - знаю, как это для тебя важно!!! - и еще кучу всего необходимого, о чем мечтаешь и к чему стремишься! Ну и конечно любви, счастья, головокружительных эмоций!!! Ты - жутко дорогой мне человек, Джинни!!! Оставайся такой всегда!
С ДНЕМ РОЖДЕНИЯ!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!
:pozdr3: :tort: :wine: :pozdr3: :tort: :wine: :pozdr3: :tort: :wine: :pozdr3: :tort: :wine:
:dance3: :dance3: :dance3: :dance3: :dance3: :dance3: :dance3: :dance3: :dance3: :dance3:


Снова умирая за жизнь
Кровавое солнце медленно утопало в предвечерних сумерках. Знойное марево дня уступало свои права спасительной прохладе. Небо, розово-желтое возле алого полукруга, над головой уже начинало чернеть.
Последние лучи умирающего солнца выхватывали из наползающей темноты высокие стены кирпичной кладки, покрытой грязно-зеленым мхом. От влажной земли к слепым окнам первого этажа подкрадывались длинные щупальца зарослей вереска – верного спутника разрушения, гнили и заброшенности. Оживлял фасад величественного здания лишь слабо трепещущий свет в верхних этажах – комната эта давно славилась тем, что деревенская молва окрестила ее последним пристанищем беспокойной души, не нашедшей своего места даже после смерти.
Постепенно, словно материализовавшись из мрака, в сторону дома бесшумно заскользили по мокрой от росы траве три фигуры. Лица неизвестных были скрыты капюшонами. Двое из них волокли по земле подающее слабые признаки жизни тело: о том, что это человек, можно было судить только по негромким стонам, сопровождающим почти каждый глухой звук удара.

Резкая боль, схожая с разрядом электрического тока, пронзила голову Гарри от лба до затылка, вмиг ослабевшие колени коснулись холодной травы, на секунду принеся долгожданное облегчение. Внезапный рывок – идущий за спиной, грубо дернув за шиворот, поднял его на ноги, ткнув в спину палочкой – вперед!

Отплевываясь от крови, почти ослепнув от невыносимой боли в шраме, Гарри уже не в состоянии был двигаться. Бессмысленно подгоняя пленника, конвой продолжал волочить парня, перемежая молчаливую пытку тупыми ударами, так что Гарри казалось, будто каждая клеточка его тела взывала о пощаде. Пусть даже смерти. Налетевший легкий прохладный ветерок, словно витавший в другом мире, скользнул по его щекам. Утешая или просто играя. Ему было все равно….

Длинная змея аллеи мучительно не знала конца. Она все тянулась и тянулась, растягивая за собой даже страх, делая его все тоньше, прозрачнее…
На фоне нарастающей боли.
Мозг словно отключился, потерял возможность соображать, и когда перед путниками наконец нависли чугунные ворота с призрачно угадывающейся за ними подъездной дорожкой, Гарри этого почти не осознал.
По обеим сторонам дорожки тянулись густые тисы, выжидающе шевелящие длинными корявыми пальцами над головой участников странной процессии. Откуда-то из темноты доносилось мирное журчание фонтана, а по тисовой изгороди величественно вышагивал белоснежный павлин.

Гостиную заполняли безмолвные люди, сидевшие вокруг длинного, с вычурной резьбой стола. Прочая мебель была бесцеремонно сдвинута к стенам в хаотичном беспорядке. Пламя, ревевшее в мраморном камине, тускло освещало комнату, произвольно выхватывая из полумрака то громаду массивного шкафа, то чье-то напряженное лицо. Над камином висело большое зеркало в резной золоченой оправе, которое из-за слабых мерцающих бликов казалось окном в некий мир теней, чужих, пугающих, беспрестанно перемещающихся, то приближаясь с той стороны к хрупкому зеркальному стеклу, то внезапно скрываясь за рамой.
Самой страшной особенностью гостиной было бездыханное человеческое тело, которое висело вниз головой над столом и медленно кружилось, словно на невидимой веревке, отражаясь и в зеркале, и в полированной поверхности стола. Никто из сидевших за столом не смотрел на тело, кроме бледного юноши, расположившегося почти прямо под ним. Похоже, он не мог удержаться от того, чтобы примерно раз в минуту не бросить на него взгляд.
Один из присутствующих сидел перед самым камином, отчего трудно было различить что-либо, кроме общего его силуэта. Однако иногда, в игре света и тени, лицо его выступало из мрака – неестественное, змееподобное, с узкими прорезями вместо ноздрей и блестящими красными глазами с вертикалями зрачков. Пергаментная кожа, точно жемчуг, светилась бледностью.

Неуверенный стук в дверь гостиной привлек внимание змеиных глаз. До той минуты выражающие хладное, подобно телу над столом, безразличие, они вмиг налились огнем ярости.
- Кто смеет… - прошипел безгубый рот, похожий на кривой разрез. Создавалось впечатление, будто безудержная злоба этого человекоподобного существа стала осязаемой, отчего все присутствующие вжались в резные стулья, на которых сидели, желая лишь одного: не обратить на себя лавину адского гнева господина.
Но стоило тяжелым дубовым дверям гостиной распахнуться, как атмосфера мгновенно переменилась: Волан-де-Морт порывисто поднялся со своего места. В его глазах вспыхнуло торжество при виде, как приближенные, конвоиры в масках Пожирателей смерти, втолкнули в комнату его злейшего врага, в чьих жилах с незапамятных времен пульсировала та же кровь, что и в его собственных, некогда «мальчика, который выжил».
Сидевшие за столом также не оставили без внимания приход нежданных гостей: кто-то вздрогнул, кто-то вскрикнул, многие предпочли «сняться с мест» и скрыться в тени громоздкой старинной мебели, подальше от драмы, которую уже возвещал горьковатый привкус дрожи, витавший вокруг. Каждый был поглощен увиденным. Никто не заметил, как до противного хруста сжали столешницу тонкие красивые белые пальцы, как болезненно выступили на них костяшки, как мертвенный ужас парализовал тело Драко…

- Гарри Поттер, - шипящий шепот вернул мальчику сознание. Как только он встретил взгляд Темного Лорда, новый «разряд» пытки невыносимо рассек лоб. Он закричал. Но слышал лишь мольбы матери:
- Только не Гарри! Нет! Только не Гарри!
- А-а-а!
- Убей лучше меня! Меня!
Женщина плакала, а парню сквозь тяжелую завесу реальности казалось, что мольбы исторгаются из его собственных уст.
- Лили, хватай Гарри и беги! Я задержу его! Беги!
… - Вот мы и встретились снова, Гарри. Это должно было случиться, и ты знаешь, правда? – почти нежно, по-отечески, зашипел черный маг, не спеша приближаясь к лежащему на полу пленнику, чья грудь часто вздымалась как после стремительного забега. – Пора умирать, Гарри. Но ты не бойся.
«Может, это и не больно – я не знаю. Я никогда не умирал,» - ледяной смех болезненно отдавался эхом в воспаленной памяти, так кстати подбросившей продолжение услышанных слов.
Будто в замедленной съемке, как бы со стороны Гарри Поттер видел, как медленно поднимается рука убийцы, как палочка превращается в точку на фоне изуродованного алчным торжеством змеиного лица…
Ну вот и все. На этот раз… все.
И снова ледяной голос. Но смысл слов уже не доходил до изможденного мозга. К концу всегда приходит равнодушие. Держа бессилие под руку, будто провожатого…
Ослепила яркая зеленая вспышка. И чья-то тень. Вновь женский вопль, полный ужаса, отчаяния. И шум, словно гудящая толпа заполнила пространство мира страшной комнаты.
Еще секунда – и стихло.
Беззвучно открыв рот, подавившись застрявшим криком, Нарцисса вцепилась в свои волосы. И замерла, почти не дыша. Больше ни на кого Гарри не успел посмотреть: Драко.
Белокурые волосы разметались по лицу, ниспадая на глаза, закрывая неестественно бледные неподвижные черты, тронутые льдом вечной безмятежности. Навеки застывшее, это выражение не сменится отныне, намертво впечатываясь в память Гарри подобно освященной облатке на проклятом челе.
Он вглядывался в лицо. И не мог жить. Пусть сейчас он будет так же лежать… Неподвижно… Спокойно…
Так не должно быть! Нет!

Его отец защищал его. Его мать отдала свою жизнь, чтобы спасти его. Теперь его заклятый враг, который некогда жестоко его ненавидел, лежит распростертый на полу. Вот так просто заплативший за него выкуп. Отдав все, что у него было.
Слезы… ярости, ненависти… и горя сбегали безудержно по щекам. И боль потеряла смысл. Он вскочил на ноги, предательски не державшие его.

Темный Лорд безучастно смотрел на мальчишку, безоружного, слабого, несвязно выкрикивавшего проклятия прямо в черепообразное змеиное лицо убийцы. Достаточно двух слов – и он замолчит навсегда. Но, шестнадцать лет назад думая так, он уже ошибся однажды. И снова, как в отражении, между ним и жертвой перестало биться чье-то глупое сердце…

@настроение: Милой Джин!!!

@темы: Мысли о..., Рукописи не горят, Я танцую

URL
Комментарии
2009-11-30 в 22:51 

iPreen.
Djina Lollobridjida
солнц, спасибо огромное!!! :squeeze: это чудо просто! :squeeze:

2009-12-01 в 07:14 

...Мне нравится, что можно быть смешной, распущенной, и не играть словами...
Правда?? ))) :shy: Пасибки)))

URL
2009-12-01 в 08:55 

...Мне нравится, что можно быть смешной, распущенной, и не играть словами...
:dance2: :ura: :ura: :dance2:

URL
     

Guttiere

главная